Свободный мыслитель
В русском иконописном обиходе с древнейших времён и до настоящего времени бытует слово "крин". Им обозначается элемент орнамента, имеющий вид цветка с тремя лепестками, причём. два боковых лепестка часто немного отогнуты назад.

Крины в белокаменной резьбе на фасаде Георгиевского собора в г. Юрьеве-Польском Владимирской обл. XIII в.


В качестве орнаментального элемента крины употребляются ещё с глубоко языческих времён.

Войлочный ковёр из Пазырыкского кургана (Горный Алтай). V - IV вв. до н. э. В нижней части ковра - орнамент с кринами.


Но наименование "кринов" они приобрели заведомо в связи с христианской культурой. В древнеславянском языке слово "крiнъ" означало лилию. Само слово "лилия" имеет латинское происхождение (лат. lilium) и появляется в русском (славянском) языке не позднее XV века (оно, в частности, присутствует в геннадиевском переводе Библии, вышедшем в 1499 году). Первоначально и вплоть до конца XVII в. оно, видимо, употреблялось наряду со словом «крин» в качестве его синонима. Как синонимы слова «крин» и «лилия» указываются в "Травнике Любчанина", переведённом с немецкого языка на русский в 1534 г. Отождествление широко распространённого орнаментального элемента с лилией связано, по-видимому, с упоминанием этого цветка в Новом Завете: Иисус Христос приводит лилии в Своей проповеди (Матф. VI, 28; Лук. XII, 27) именно как пример красоты. Таким образом, в сознании древнерусских и, вероятно, также византийских художников лилия становится символом красоты, хотя образ лилии использовался для украшения с древнейших времён: форму лилий имели, например, ещё капители колонн в притворе Соломонова храма в древнем Иерусалиме (3 Царств VII, 19 – 22).

Однако в иконописи крины использовались не только как элементы орнамента. Известна греческая икона архангела Гавриила XIII века, происходящая с Кипра и находящаяся сейчас в Никосии. Архангел, изображённый на этой иконе, держит в руке длинный тонкий шест, навершие которого представлено как раз таким «лилиеподобным» трёхлепестковым цветком, который в русской иконописной традиции назывался крином.

Архангел Гавриил. Греческая икона XIII в. Музей г. Никосии (Кипр)


Подобные же изображения существовали и в русской иконописи.

Архангелы Михаил и Гавриил. Иконы из деисусного чина (Новгород, XIV в.). ГРМ


А. И. Казанцев. Икона Божьей Матери "Гора Нерукосечная". 1691 г. ГРМ


Древнеславянское слово «крiнъ» восходит к греческому слову «τό κρίνον» [не путать с «‘η κρήνη» («источник», «родник», «ключ»), откуда происходит «криница»], так же обозначавшему лилию и однокоренному со словом «‘η κρίσις», обозначавшему суд. Ангелы как на русских, так и на греческих иконах часто изображаются держащими в руках своеобразные «посохи» или шесты (иногда с трезубцем на нижнем конце), наподобие того, который изображён на приведённой выше иконе из Никосии. В русском иконописном обиходе эти шесты именовались «мерилами» и были, по-видимому, символами справедливости (известен, например, свод древнерусских законов, который назывался «Праведное мерило»). На иконах Страшного Суда часто изображают, как ангелы с помощью этих мерил отгоняют бесов от весов, на которых взвешиваются грехи и добрые дела людей для определения их загробной участи, а также загоняют грешников в ад.

Страшный Суд. Русская икона середины XV в. ГТГ


Ангелы, загоняющие грешников в ад. Фрагмент современной иконы Страшного Суда из церкви Св. Александра Невского в г. Зеленограде (Московская обл.)


По-гречески такое мерило обозначается словом «‘ο κανών» (правило, норма, эталон), вероятно, родственным с «‘η κάνη», обозначавшим тростник и, следовательно, трость, прямую палку. Всё это позволяет построить следующую семантическую гипотезу.

В Греции лилия была символом суда. «Κανών» или «мерило», увенчанное лилией, в руках ангелов – это «судебный канон», т. е. орудие (и для людей, следовательно, символ) правильного и справедливого суда (а «Праведное мерило» – это своего рода плеоназм, вроде «внутреннего интерьера» или «прейскуранта цен»). Таким образом, первоначально лилия была атрибутом ангелов. Как постоянный атрибут архангела Гавриила она изображалась и на иконах Благовещения и вместе с этими изображениями проникла на Запад. Возможно, что именно благодаря этой «греческой» семантике (как символ справедливости) лилия стала изображаться на гербе французских королей.

Герб французских королей


На миниатюре в «Псалтири из Сент-Олбанса» – одной из древнейших миниатюр с изображением Благовещения, известных на Западе (~1120 г.), – лилия представлена уже не в руках архангела Гавриила, но композиционно явно связана с ним как именно его символ.

Благовещение. Миниатюра «Псалтири из Сент-Олбанса». ~1120 г. Хильдесхайм (Германия)


На древнейшей авторской картине итальянского Возрождения – «Благовещении» Дуччо ди Буонисенья (1308 – 1311 гг.) – архангел Гавриил так же, как на восточных иконах, держит в руках мерило, увенчанное крином.

Дуччо ди Буонисенья. Архангел Гавриил. Фрагмент картины «Благовещение». 1308 –11 гг.


На более поздних западноевропейских иконах лилия в руках архангела изображается уже вполне реалистично,

Братья Ван Эйки. Гентский алтарь (фрагмент). 1430 г.


хотя часто с весьма длинным стеблем, так что всё растение ещё напоминает посох с навершием, украшенным цветами.

Фра Филиппо Липпи. Благовещение. 1443-45 гг.


Тогда же (в середине XV в.) появляются изображения Благовещения, где архангел Гавриил преподносит лилию Божьей Матери, как эдакий «галантный кавалер».

Фра Филиппо Липпи. Благовещение с предстоящими донаторами. 1440 г.


Цветок лилии становится здесь ещё как бы символом той благой вести, которую архангел принёс Божьей Матери (вести о будущем рождении от Неё Сына Божия), и тем самым – символом самого изображаемого события, т. е. Благовещения. (Можно сравнить заодно различную трактовку слов Божьей Матери "Се раба Господня", сказанных Ею в ответ архангелу, в западной и восточной традиции).

Д. Г. Россетти. "Ecce ancilla Domini". 1850 г.


Благовещение. Русская икона начала XX в.


В качестве символа Благовещения цветы лилии часто присутствуют на картинах, изображающих это событие, уже отдельно от архангела Гавриила. Мы видели такие «самостоятельные» лилии уже на миниатюре из «Сент-Олбанской Псалтири», а на той же картине Дуччо помимо того, что крин украшает навершие мерила архангела, «отдельная» ваза с лилиями является также предметом интерьера.

Дуччо ди Буонисенья. Благовещение. 1308 –11 гг.


Эти «интрерьерные» лилии в композициях Благовещения сохраняются в западной живописи вплоть до современности.

Б. Мурильо. Благовещение. 1655 г.


Д. Кольер. Благовещение. 2000 г.


Развитие темы "интерьерных" цветов в XIX в. приводит к тому, что сцена Благовещения может изображаться в саду, полном цветущих лилий, и иногда даже вообще без архангела Гавриила.

Д. Хичкок. Благовещение. 1887 г.


На картине Б. Э. Парсонс архангел хоть и присутствует, но лилию в руке держит уже не он, а Сама Божья Матерь.

Б. Э. Парсонс. Благовещение. 1897-99 г.


Так лилия становится атрибутом уже не архангела Гавриила, а Божьей Матери, символом Её неотъемлемых свойств - чистоты и девства. На картинах, сюжетом которых является Успение, лилии изображаются прорастающими из гроба Божьей Матери, опустевшем после Её телесного вознесения на небо.

Рафаэль Санти. Успение Божьей Матери. 1503 г.


Данный "семантический переход" можно увидеть уже на западноевропейских иконах конца XV в.,

Сандро Ботичелии. Алтарь Барди (Мадонна на троне с предстоящими св. Иоанном Крестителем и св. евангелистом Иоанном). 1484-85 гг.


хотя его проявления наблюдаются, как мы видели, и во все последующие эпохи.

В восточную иконопись лилия, возвращается «кружным путём» с Запада не раньше XVII в., когда всевозможные западные влияния в православии чрезвычайно усилились по сравнению с предшествующими временами. Навершия мерил у ангелов на православных иконах сравнительно рано утрачивают сходство с лилиями, заменяясь украшениями, которые, по-видимому, не несли никакой смысловой нагрузки.

Архангел Михаил. Византийская икона XIV в. Афинский музей византийского и христианского искусств (Греция)


Лилии же стали возвращаться на православные иконы уже исключительно в связи с темой Благовещения и собственно Божьей Матери.

Первоначально, по-видимому, на иконах Благовещения стали появляться просто абстрактные "цветы" (как в руках архангела Гавриила, так и в виде предметов интерьера).

Царские врата. Македония. XVII в.


Иван Максимов. Благовещение. 1670-е гг.


Интересна в этом отношении икона Благовещения третьей четверти XVI в. из Ярославского художественного музея, на которой архангел Гавриил в соответствии с древнерусской традицией протягивает к Божьей Матери руку в благословляющем жесте, а позднейший художник (вероятно, XVIII века). поновляя икону, "вложил" в эту руку букет пионов.

Икона Благовещения. Ярославль. 3-я четверть XVI в.


С XVIII в. в цветах, изображаемых на иконах Благовещения, можно более определённо узнавать лилии.

Икона Благовещения из праздничного чина церкви Св. Иоанна Предтечи в Рощенье, Вологда. ~1717 г.


Икона Благовещения. Россия. 1800 г.


В. Л. Боровиковский. Архангел Гавриил из композиции «Благовещение». Икона для царских врат Казанского собора в Санкт-Петербурге. 1804-09 гг.


М. В. Нестеров. Икона Благовещения из храма Марфо-Мариинской обители, Москва. 1910-11 гг.


Но так же с XVII в. в России появляется иконографический тип Божьей Матери, называемый «Неувядаемый Цвет», где Богородица изображается с цветком в руке, причём часто (особенно на более поздних изображениях) в этом цветке можно узнать лилию.

Иконы Божьей Матери «Неувядаемый Цвет»


Совсем недавно в России получил распространение иконографический тип Божьей Матери "Трилетствующая". Первая такая икона в Русской Православной Церкви была написана в Дерманском монастыре на Украине, вероятно, в 90-ых годах XX в. по открытке, привезённой из Иерусалима. Богородица на иконах этого типа изображается в виде трёхлетней девочки в голубом хитоне и так же держащей в руке белую лилию.

"Трилетствующая". Современная икона


Как и на западных изображениях, лилия в данном случае символизирует, очевидно, такие атрибуты Божьей Матери как чистота и непорочность. «Перед иконой “Неувядаемый Цвет” молятся, чтобы испросить у Богородицы наставление на путь праведной жизни, сохранить внутреннюю чистоту и красоту души, присущие истинному христианину. Чтится этот образ и у незамужних девушек, так как считается, что молитва Божией Матери перед Её иконой “Неувядаемый Цвет” помогает выбрать достойного юношу для семейной жизни» (www.ikonu.ru/info.php?id=642).

Как символ чистоты и целомудрия лилия изображается также в руках святого преподобного Моисея Угрина, стяжавшего эти добродетели в жестокой борьбе против плотских искушений.

Св. прп. Моисей Угрин. Икона XIX в. из Киево-Печерской лавры